Свято-Успенская Тетеринская женская пустынь

Святыни Киево-Печерской лавры

4 октября 1963 г. Указом епископа Костромского и Галичского Никодима иеромонах Поликарп (Будаква) был назначен настоятелем прихода Успенской церкви с. Тетеринского. Это был самый бедный и нелегкий приход Костромской епархии. К моменту назначения нового настоятеля богослужения в храме не совершались уже полтора года.
Здание храма, настоятелем которого он был назначен, находилось в тяжелом состоянии. Без должного ухода и ремонтов талой водой вымыло раствор в бутовом фундаменте церкви. Здание накренилось в южную сторону. За многие годы кровля прохудилась и протекала, водосточных Успенский храм. Сентябрь 1964 г. труб не было. Но это не привело в отчаяние молодого энергичного иеромонаха. Он постарался без всякого промедления принять необходимые меры. Но стремление молодого настоятеля было неласково встречено церковным старостой Борисом Дмитриевичем Дерновым.

Староста захотел охладить энтузиазм о. Поликарпа. Поздней осенью настоятель решил осмотреть кровельное железо и забрался на крышу храма. Зная, что возле храма никого нет, Б. Д. Дернов убрал лестницу и ушел домой, оставив о. Поликарпа мерзнуть на крыше. Прошло немало времени, когда настоятелю подоспела помощь. Но это происшествие не смогло изменить намерения ревностного пастыря о благолепии Дома Божия. Было твердо решено начать делать ремонт – пусть небольшой, но необходимый В храме долгое время не было постоянных священников и, следовательно, регулярных богослужений. Приход был немногочисленный. Доходов также было немного. Решено было заработать необходимее средства своими руками. Во многих храмах Русской Православной церкви была большая нехватка облачений. Мастеров, способных правильно шить церковные облачения было немного. О. Поликарп ездил по своим знакомым в Камышин, Волгоград, Красноярск и принимал заказы на пошив церковных облачений, и этим зарабатывал на ремонт храма. Вся собравшаяся возле него община помогала ему в этом деле: кто-то гладил, кто-то сметывал, кто-то пришивал крестики на облачения. Так стали появляться небольшие средства.
Узнав, что иеромонах Поликарп стал настоятелем прихода, ему стали активно помогать старые знакомые с Украины. Почти ежедневно на имя «Поликарпа Леонтьевича Будаквы» приходили посылки. Присылали крупу, сахар, консервы. В основном продукты с просьбой помолиться о нуждах благодетелей и их близких.
Когда решался украинскими властями вопрос о закрытии Киево-Печерской лавры, братия тайком выносили святыни из закрывающейся обители и оставляли на сохранение «до лучших времен» у верных мирян. Но когда монастырь все-таки окончательно закрыли, превратив его в музей-заповедник со строгим запретом впускать на его территорию священников и монахов, а братия была вынуждена искать себе иное пристанище, многие лаврские святыни были переданы иеромонаху Поликарпу в Успенский храм.
Отцом Поликарпом были привезены из Киева частицы мощей Киевских преподобных, богослужебные книги, многие литографические иконы, изданные когда-то в Лаврской типографии, Напрестольные Евангелия, изящной работы серебренное лаврское кадило, старые облачения со святых мощей преподобного Поликарпа и преподобного Еразма Киево-Печерских.

В 1108 г. русский великий князь Святополк-Михаил женился на греческой царевне Варваре, дочери византийского императора Алексея Комнина. Вместе с приданным молодая княгиня взяла с собою в неведомую для нее Киевскую Русь и святые мощи своей небесной покровительницы. А честная глава великомученицы в XII же в. была увезена братом царевны Варвары в Италию, в Венецию, где она до сих пор и почивает в католическом храме. Святые мощи великомученицы (за исключением головы) были принесены в Киев и открыто положены в Златоверхом Михайловском монастыре. Они были богато украшены русскими князьями, и на место главы был еще в XII веке возложен посеребренный венец с четырьмя камнями.
В Михайловском монастыре мощи находились до революционных событий. После революции 1917 г. Михайловский монастырь был закрыт и мощи великомученицы были перенесены в Киево-Печерскую лавру, а после закрытия Лавры в 60-е годы XX века мощи были перенесены в Князе-Владимирский собор Киева. Древний же венец, украшавший мощи святой великомученицы был перевезен в Тетеринское. Узнав о ремонте в Тетеринской церкви, многие верующие стали приходить из соседней Нерехты. Совместный труд во славу Божию объединял православных и роднил их. Община увеличивалась. Все жили как единая семья. Ни от кого ничего не пряталось, и ничего не скрывалось.
О. Поликарп любим везде устраивать тайнички. В них он хранил и церковную казну, и многие ценности. Бывало, когда он уезжал по делам из Тетеринского, накажет старосте или регенту за что-нибудь расплатиться, и скажет: «А деньги возьмешь – сама знаешь где. Сколько надо там и возьми». Это про тайник в левой тумбе напольного киота иконы Рождества Богородицы в Рождественском приделе. Все из церковного совета знали, что батюшка в этом месте хранит деньги. И хотя он никого никогда не проверял, никто не посягал самовольно, без благословения что-то взять из тайника. Такое было у вех доверие друг другу и взаимоуважение.